Мифы в искусстве Греции


Мифы в искусстве Греции
Юпитер (Зевс)
Юнона (Гера)
Судьба, или рок
Сон и Смерть
Ад (Тартар)
Совесть
Нептун (Посейдон) и его свита
Полифем и Галатея
Реки
Нимфы
Мореплавание
Церера (Деметра)
Аполлон
Треножник Аполлона
Лира (кифара) Аполлона
Музы
Орфей
Стрелы Аполлона
Аполлон и Эскулап
Гелиос, или солнце
Диана (Артемида), сестра Аполлона
Кастор и Поллукс (Диоскуры)
Вулкан, или Гефест
Прометей
Дедал
Минерва (Афина-Паллада)
Горгоны и Персей
Марс (Арес)
Венера (Афродита)
Адонис и грации
Амур или Эрот, или Купидон
Гермес (Меркурий)
Пан
Веста (Гестия)
Вакх (Дионис)
Силен. Кентавры
Рождение и воспитание Вакха
Героический, или мистический, Вакх
Геркулес, или Геракл
Двенадцать подвигов Геракла (Геркулеса)
Другие подвиги Геракла (Геркулеса) и его апофеоз
Тесей
Начало Троянской войны. Яблоко раздора
Похищение Елены


1 2 3 4

Совесть

Фурии, или эринии (что означает «гневные» или «негодующие»), олицетворяли собой угрызения совести, кару мщения и являлись исполнительницами проклятия. Их рождение приписывают первому совершившемуся преступлению: когда Кронос ранил своего отца, Урана, капли его крови, падая, породили фурий; поэтому они старше Юпитера и других олимпийских богов, которых они называют «юными богами» и «выскочками». Всюду, где совершаются преступле­ния, нарушающие священный закон о человеческой жизни, в особенности же там, где проливается детьми кровь родителей, где хозяин нарушает священный долг гостеприимства, повсюду, где раздаются жалобы и проклятия обиженных, появляются эти не знающие пощады богини. Их страшный гимн, наводящий ужас и помрачающий умы, раздается,— и горе тогда пре­ступнику! Куда бы он ни бежал, что бы ни делал, дабы от них укрыться, ничто не спасет его от них. Они преследуют его повсюду, окружают его, нашептывая ему на ухо все подробности его преступления, доводят до сумасшествия, а часто и до самоубийства, не оставляют его в покое ни на земле, ни в аду. Эти обитательницы мрака покидают свои жилища при первом запахе пролитой крови для того, чтобы, подобно кровожадным ищейкам, броситься по следам преступника. Их не могут остановить ни мольбы, ни особенные обстоятельства, вызвавшие преступление; их преследование является как бы непреложным и неумо­лимым законом природы. Для древних народов фурии являются представительницами страшного закона о возмездии, гласящего: за пролитую кровь должен за­платить своей кровью проливший ее, за каждое преступление следует наказание. Вид этих богинь, страшных и ненавистных не только людям, но и богам, был отвратителен, и они никогда не принимали участия в веселых пирах олимпийских богов.


Эсхил, который первый их вывел на сцену, представлял их, подобно гарпиям и Горгонам, в виде безобразных старых женщин: у них вместо волос змеи, глаза их налиты кровью, зубы оскалены, одежда на них черная, длинная, опоясанная кровавокрасным поясом. Впоследствии их стали изображать в виде крылатых дев-охотниц с факелами и змеями в руках. Живописец Никий изобразил этих богинь в своей знаменитой картине «Царство теней». Их изображения встречаются довольно часто на разрисованных сосудах и урнах. В Лувре находится античный барельеф, где они представлены держащими скипетры, на верхушке которых находится цветок граната; их левые руки, пустые, с открытыми ладонями, намекают на то, что они — исполнительницы закона (рис. 52).


Рис.52.  Эвмениды. Античный барельеф на жертвеннике двенадцати богов. Париж, Лувр.

Рис.52. Мифы Греции. Эвмениды. Античный барельеф на жертвеннике двенадцати богов. Париж, Лувр.


У древних народов понятия о милосердии и всепрощении развивались очень поздно, так как они считали эти понятия несовместимыми с идеей о всемогуществе закона и о справедливости. Но мало-помалу явилась мысль о том, не может ли вина или, преступление быть искупленным или очищенным исполнением известных религиозных обрядов. Перед фуриями, требующими выдачи им преступника во имя неумолимого правосудия, предстают боги Олимпа, желающие иногда даровать преступнику прощение во имя милосердия. Как определить точно ту границу, когда правосудие должно уступить место милосердию? Миф о роде пелопидов является как бы объяснением этой задачи. В героиче­ский век убийство могло быть отмщено только убийст­вом же, и тот, кто оставлял безнаказанным подобное преступление, становился как бы сам преступником.


Рис.53.  Колесница Эномая. С античного барельефа.

Рис.53. Колесница Эномая. С античного барельефа.


Пелоп, сын Тантала, возвращенный к жизни Меркурием по повелению богов, должен был вследствие землетрясения покинуть свою страну; он пришел к царю Элиды Эномаю, который согласился дать ему приют. Пелоп вскоре пленился его дочерью Гипподамией и стал добиваться ее руки. Оракул предсказал в момент рождения дочери Эномаю, что он погибнет от руки зятя; поэтому он заставлял каждого, сватающегося за Гипподамию, выходить с ним на состязание. Желающий сделаться его зятем должен был обогнать на колеснице его быстроногих коней; побежденного пронизывал царь своим копьем, и тринадцать юношей пали уже жертвами любви к Гипподамии. Пелоп, как любимец богов, обратился, по словам Пиндара, к Посейдону (Нептуну) с просьбой помочь ему. Водяной бог подарил ему быстрых коней, легко одержавших победу над конями Эномая, который с горя убивает себя.


Рис.54.  Атрей. С античной группы. Неаполь.

Рис.54. Атрей. С античной группы. Неаполь.




1 2 3 4