Мифы в искусстве Греции


Мифы в искусстве Греции
Юпитер (Зевс)
Юнона (Гера)
Судьба, или рок
Сон и Смерть
Ад (Тартар)
Совесть
Нептун (Посейдон) и его свита
Полифем и Галатея
Реки
Нимфы
Мореплавание
Церера (Деметра)
Аполлон
Треножник Аполлона
Лира (кифара) Аполлона
Музы
Орфей
Стрелы Аполлона
Аполлон и Эскулап
Гелиос, или солнце
Диана (Артемида), сестра Аполлона
Кастор и Поллукс (Диоскуры)
Вулкан, или Гефест
Прометей
Дедал
Минерва (Афина-Паллада)
Горгоны и Персей
Марс (Арес)
Венера (Афродита)
Адонис и грации
Амур или Эрот, или Купидон
Гермес (Меркурий)
Пан
Веста (Гестия)
Вакх (Дионис)
Силен. Кентавры
Рождение и воспитание Вакха
Героический, или мистический, Вакх
Геркулес, или Геракл
Двенадцать подвигов Геракла (Геркулеса)
Другие подвиги Геракла (Геркулеса) и его апофеоз
Тесей
Начало Троянской войны. Яблоко раздора
Похищение Елены


1 2 3

Судьба, или рок

Фемида — олицетворение законного порядка и правосудия, также супруга Юпитера; ее отличительный признак, или атрибут, — весы. Она никогда не восстает против Зевса, подает благие советы и объявляет постановления Зевса. На Олимпе она занимает место по правую сторону властителя богов; она никогда не вступает в пререкания с Юноной, и та не преследует ее своей ревностью. Новейшее искусство очень часто изображает Фемиду на фронтонах общественных зданий, но древнее искусство не дало ей определенного типа; не сохранилось ни одной из ее статуй и о ней не сложилось отдельного мифа, хотя как богиня она пользовалась большим почетом.


Рис.29.  Времена года: Весна, Осень, Лето. С античного барельефа на жертвеннике двенадцати богов. Париж, Лувр.

Рис.29. Мифы Греции. Времена года: Весна, Осень, Лето. С античного барельефа на жертвеннике двенадцати богов. Париж, Лувр.


Парки, или мойры, и часы, или горы,— ее дочери от Зевса. Феокрит называет горы самыми медлительными богинями, они чередуются одна за другой, не оспаривая и не захватывая друг у друга прав. Их первоначально смешивали с временами года, и тогда их всего было три. Изображались они следующим образом: Весна с цветком в руке, Лето с веткой, а Осень с виноградной кистью (рис. 29). Затем число гор, или часов, увеличи­вается: они не только обозначают течение времени, но и должны наблюдать за точным исполнением закона, за справедливостью и за добрыми нравами смертных. Их изображали в виде молодых девушек, танцующих с плавными и ритмичными движениями. Специальная же их обязанность состояла в том, чтобы открывать двери богу Солнца, когда он выезжал на своей колеснице. У римлян времена года почти всегда изображались на саркофагах вместе с Вакхом, которого считали их богом. Времена года являлись на этих памятниках под видом юноши с различными атрибутами: Весна, увенчанная цветами, держит козленка и рог изобилия; Лето с венком из колосьев и со снопом в руках; у Осени на голове ветви оливкового дерева; держит она корзину, наполненную винными ягодами; Зима, увенчанная тростниками, несет гуся (рис. 30). В произведениях декоративного искусства новейших веков часто встречаются аллегорические фигуры времен года, но теперь их всегда изображают в виде женщин.


Рис.30.  Четыре времени года: Зима, Осень, Вакх, Лето, Весна, С барельефа на римском саркофаге.

Рис.30. Четыре времени года: Зима, Осень, Вакх, Лето, Весна, С барельефа на римском саркофаге.


Парки, или майи, или мойры, древним представля­лись олицетворением неизбежной судьбы каждого смертного. Власть их была очень смутно определена; казалось, что эта власть подчинена богам, а иногда — напротив, что она превышает власть богов и что боги не могут ни изменить, ни отменить того, что предрешили мойры. «Сегодня,— говорят боги,— мы все спустились с Олимпа, чтобы принять участие в битве, дабы помешать троянцам нанести вред Ахиллесу. А между тем над ним должна неизбежно исполниться та судьба, которую для него выткали парки в момент его появления на свет» (Гомер). Вергилий, подобно Гомеру, видит в Юпитере только исполнителя законов судьбы, или рока, а не законодателя и властителя судеб. Лукиан в одном из своих сочинений устами одного философа задает Юпитеру следующий вопрос: «Надо ли верить Гомеру и Гесиоду, которые говорят в своих поэмах, что никому нельзя избежать той судьбы, которую соткали парки в момент рождения каждого?» Юпитер отвечал: «Да, это совершенная правда. Парки предвидят все, и ничто не может произойти, чего бы они не предвидели. Все, что происходит, дело их веретена, и все события проистекают именно так, как они с самого начала выткали».


Рис.31.  Три парки. С картины Микеланджело. Флоренция.

Рис.31. Три парки. С картины Микеланджело. Флоренция.


Греки веровали во множество сильных богов, управляющих жизнью людей, но ограничивающих друг друга, так как каждый из богов являлся самостоятельным и свободным; даже Зевс, властитель богов и людей не имел неограниченной власти. Люди чувствовали потребность поставить над этим миром богов еще другую власть, высшую, таинственную, простирающуюся над всеми. Такую-то власть олицетворяют таинственные и страшные мойры, или майи, или римские парки. У Гомера мойра является обыкновенно в единственно» числе, но в поэме встречается и мойры во множественном числе: они прядут нить человеческой и называются пряхами.


Рис.32.  Три парки. Группа Дебе.

Рис.32. Три парки. Группа Дебе.




1 2 3