Мифы в искусстве Греции


Мифы в искусстве Греции
Юпитер (Зевс)
Юнона (Гера)
Судьба, или рок
Сон и Смерть
Ад (Тартар)
Совесть
Нептун (Посейдон) и его свита
Полифем и Галатея
Реки
Нимфы
Мореплавание
Церера (Деметра)
Аполлон
Треножник Аполлона
Лира (кифара) Аполлона
Музы
Орфей
Стрелы Аполлона
Аполлон и Эскулап
Гелиос, или солнце
Диана (Артемида), сестра Аполлона
Кастор и Поллукс (Диоскуры)
Вулкан, или Гефест
Прометей
Дедал
Минерва (Афина-Паллада)
Горгоны и Персей
Марс (Арес)
Венера (Афродита)
Адонис и грации
Амур или Эрот, или Купидон
Гермес (Меркурий)
Пан
Веста (Гестия)
Вакх (Дионис)
Силен. Кентавры
Рождение и воспитание Вакха
Героический, или мистический, Вакх
Геркулес, или Геракл
Двенадцать подвигов Геракла (Геркулеса)
Другие подвиги Геракла (Геркулеса) и его апофеоз
Тесей
Начало Троянской войны. Яблоко раздора
Похищение Елены


1 2 3

Треножник Аполлона

Солнце видит все происходящее раньше челове­чества, потому что оно освещает все своими лу­чами; вот почему Аполлон предвидит будущее и пред­сказывает его людям. Дар предсказания — одно из глав­ных качеств Аполлона. Оракул, изрекавший смертным его предсказания, находился в его храме, в Дельфах. В древние века этот город считался центром земли, потому что, как гласит одно сказание, Юпитер вы­пустил однажды с двух противоположных концов вселенной двух голубей, и они встретились в Дельфах. Оракул сначала принадлежал Гее, которая приказала сыну своему, дракону Пифону, охранять его, почему и город назывался иногда у греков Пифо. Аполлон убил чудовище, некогда преследовавшее его мать; он на нем первом испробовал свои смертоносные стрелы. По словам поэтов, бог солнца победил Пифона, будучи еще ребенком, но, без сомнения, рост богов подчиняется другим законам, нежели рост простых смертных, потому что скульпторы, изображая победу Аполлона над драконом, представляли его в виде юноши, достиг­шего полного развития. Таким он изображен на одном из величайших художественных произведений антично­го мира — на статуе, известной под названием Аполло­на Бельведерского. Она была найдена в конце XV века и приобретена папой Юлием II, который поставил ее в садах Бельведера; теперь она находится в Ватикан­ском музее (рис. 97). С тех пор, как эта статуя стала известна, и до наших дней она не перестает возбуждать восторги и восхищение художников и ценителей искусства.


Победив Пифона, Аполлон и хор дельфийских дев впервые пропели победную песнь — пеан. Затем, сняв с дракона шкуру, бог обернул ею треножник, на котором сидела Пифия, передававшая ответы оракула. Этот оракул считался самым важным в Греции; простой случай открыл его место. Козы, бродя по склонам Парнаса, подошли к отверстию в земле, из которого подымались испарения; они так сильно подействовали на коз, что с ними тотчас же сделались судороги. Прибежавшие пастухи почувствовали и на себе дейст­вие этих испарений: ими овладело какое-то исступле­ние, во время которого они испускали пронзительные крики и пророчествовали. Над этим отверстием по­ставили треножник деревянный, резной, украшенный золотом, и на нем помещалась пророчествовавшая жрица Пифия. Она всходила на треножник после разных омовений и очищений, облаченная в длинные одежды, и, возбуждаемая выходящими из земли пара­ми, произносила прорицания, которые передавались жрецами в стихотворной форме. Эти изречения отлича­лись загадочностью и запутанностью; они большей частью давались в символической форме. Впоследствии, когда один философ задал вопрос, почему бог поэзии изрекает свои пророчества в таких плохих стихах, оракул стал передавать их прозой.


Рис.97.  Аполлон Бельведерский. С античной статуи. Рим, Ватикан.

Рис.97. Аполлон Бельведерский. С античной статуи. Рим, Ватикан.


Вера в то, что оракул может безошибочно пред­сказывать будущее, способствовала еще сильнейшему развитию в древние века веры в предопределение судьбы, или рока, и в то, что ничто не может спасти человека от раз предназначенной ему оракулом судьбы, какие бы он ни делал попытки, чтобы избавиться от нее. Яснее всего выражена эта вера в предопределение в мифе об Эдипе. Царь фиванский Лай, вступив на престол, обратился к дельфийскому оракулу, умоляя Аполлона даровать ему сына, но бог ему ответил, что пусть он не желает иметь детей, а если у него все же родится сын, то он погибнет от его руки и всю его семью постигнет страшное несчастье. Когда же у Лая родился сын Эдип, он, помня предсказание оракула, отдал его пастухам, предварительно связав и проколов ему ноги, и приказал отнести и покинуть его на вершине горы Киферон, посвященной эриниям. Соседние пастухи нашли ребенка и отнесли его к бездетному царю Полибу и жене его Меропе. Они стали его воспитывать как сына, и Эдип считал их своими родителями. Пре­красная статуя Шоде в Лувре изображает пастуха Форбаса, кормящего Эдипа (рис. 98).


Рис.98.  Пастух Форбас, кормящий Эдипа. Группа Шоде. Париж, Лувр.

Рис.98. Пастух Форбас, кормящий Эдипа. Группа Шоде. Париж, Лувр.




1 2 3